RU51
Погода

Сейчас+17°C

Сейчас в Мурманске

Погода+17°

переменная облачность, сильный дождь

ощущается как +15

3 м/c,

южн.

755мм 60%
Подробнее
USD 89,07
EUR 95,15
Происшествия Журналистку NGS24.RU обвинили в применении насилия к военкому. У него — синяк, у нее — гематомы и три года принудительных работ

Журналистку NGS24.RU обвинили в применении насилия к военкому. У него — синяк, у нее — гематомы и три года принудительных работ

Комиссар утверждает, что испытал физическую боль и отрицает, что сам распускал руки

Слева на скриншоте Евгения в тот самый день в холле военкомата. В руках у нее служебное удостоверение и микрофон, на шильде которого написано название СМИ

Журналистку NGS24.RU обвинили в применении насилия по отношению к представителю власти. Евгении Шелковниковой грозит три года принудительных работ из-за препирательств с военкомом.

В первый день частичной мобилизации, 22 сентября 2022 года, в холле военкомата Советского и Центрального районов съемочная группа NGS24.RU записывала комментарии посетителей комиссариата, когда в зал вышел человек в камуфляже и потребовал, чтобы журналистка Евгения Шелковникова прошла с ним за турникет.

— Он не просто пригласил, а начал хватать меня за руки и тащить на закрытую часть военкомата. Я очень испугалась. В холле были женщины с молодыми призывниками. Мой оператор стоял у двери. Я кое-как вырвалась, достала телефон и включила камеру, чтобы хоть как-то обезопасить себя. Этот мужчина по-хамски начал бить меня по рукам, ударил несколько раз и выбил телефон из рук, потом позвал на подмогу сотрудников, — рассказывает наша коллега Евгения. — Началась толкотня, я осталась в окружении этих мужчин. Кое-какие записи мне всё же удалось сохранить. Мой оператор на улице зафиксировал, как меня пытались затащить обратно в здание.

Позже выяснилось, что мужчина в камуфляже — 60-летний военком Виктор Нечипоренко. Он потребовал заблокировать двери холла, чтобы не выпускать журналистку, вызвал полицию и Росгвардию. Офицер написал заявление на Шелковникову, обвинив ее в нападении и причинении физической боли. В качестве доказательства показал ссадину на виске. А в показаниях утверждал, что не выбивал телефон из рук журналистки. Она его якобы бросила на пол сама.

После его версию подтвердили все подчиненные сотрудники. В защиту журналистки выступил единственный независимый свидетель — посетитель комиссариата, который видел, как развивались события на самом деле.

Несмотря на то что журналистка предоставила в суд зафиксированные побои — она получила несколько гематом после того, как Нечипоренко затаскивал ее за турникет, — эти факты, подтвержденные судебно-медицинской экспертизой, проигнорировали. Шелковникову признали виновной по статье «Применение насилия, не опасного для жизни и здоровья, в отношении представителя власти». Журналистка не признала вину, и ей вынесли суровый приговор: три года принудительных работ.

Кстати, сам Нечипоренко даже не догадывался, что он является представителем власти. Об этом он написал в объяснениях следователю, документ есть в распоряжении редакции. А вот в военном следственном отделе установили, что холл военкомата является общественным местом, куда имеет доступ неограниченный круг лиц, и журналисты там находились законно (постановление в распоряжении редакции. — Прим. ред.) Правда, в повторном постановлении неудобную формулировку убрали без объяснения причин.

Принудительные работы, к которым приговорили Шелковникову, отбываются в специальных исправительных центрах, где нужно находиться всю рабочую неделю. В качестве поощрения осужденного могут отпустить на выходные домой, но это право нужно заслужить.

Каких-либо обстоятельств, связанных с целями и мотивами поведения подсудимой, суд не усмотрел, вынося, таким образом, приговор без учета того, что журналистка находилась в помещении военкомата, исполняя общественный долг, коим является деятельность журналиста в силу ст. 49 закона «О средствах массовой информации».

Главный редактор NGS24.RU Кадрия Катцина видит в этой ситуации вопиющий факт воспрепятствования журналистской деятельности.

— Корреспондентка NGS24.RU Евгения Шелковникова поехала на репортаж 22 сентября 2022 года. Женя должна была сделать материал о том, как в городе проходит мобилизация. Задание было актуальным, люди переживали, как редакция мы обязаны были показать, как происходит событие, менявшее тогда судьбы семей.

Женя приехала в военкомат Советского района. В холле наших журналистов начали выгонять. Вышел мужчина в камуфляже, не представлялся. Он стал хватать Женю за руки и затаскивать за турникет, только не на выход, а внутрь учреждения, бил по рукам, она отмахнулась. Уже потом мы узнали, что это был военком. У Жени были синяки, вообразить сложно, что ей пришлось пережить. И теперь это она виновата? В том, что не давала себя избивать? В том, что выполняла свою журналистскую работу?

Считаю произошедшее возмутительным актом неуважения к человеческому достоинству, профессиональной работе. В целом — воспрепятствованием журналистской деятельности.

Редакция всячески поддерживает Женю. Компания будет защищать интересы сотрудника. А также детально освещать все этапы процесса, — объяснила Кадрия Катцина.

Виктор Нечипоренко уже известен нашим читателям по жалобам призывников и их родственников на хамское, неадекватное поведение с его стороны. Один из посетителей военкомата записал разговор с комиссаром, в котором он называл призывника конченым негодяем, осыпал оскорблениями, издевался и требовал провести медицинские процедуры у него на глазах.

ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
ТОП 5
Мнение
По дороге чуть не задушила жаба: во сколько россиянам обойдется путь по платным трассам к Черному морю
Диана Храмцова
выпускающий редактор MSK1.RU
Мнение
«Можешь купить пистолет, так, между делом». Россиянка дважды съездила пожить в Америку — плюсы и минусы
Зоя Неджефова
Мнение
Что будет, если год не есть сахар? Сибирячка рассказала, чем питается и как сильно похудел ее муж
Полина Бородкина
Корреспондент NGS24.RU
Мнение
«Работа учителя — это ад»: педагог — о причинах своего решения навсегда уйти из профессии
Ирина Васильева
тюменская учительница
Мнение
«Мы тоже люди»: сотрудница пункта выдачи — о штрафах за отзывы, неадекватных клиентах и рейтингах
Анонимное мнение
Рекомендуем