Происшествия «Ты конченый негодяй!»: военком осыпает оскорблениями 25-летнего призывника с язвенной болезнью, считая уклонистом

«Ты конченый негодяй!»: военком осыпает оскорблениями 25-летнего призывника с язвенной болезнью, считая уклонистом

Юноша прошел уже несколько обследований, но офицер всё равно не верит

Военкомат Советского и Центрального районов

В редакцию NGS24.RU обратился 25-летний красноярец, который недавно получил повестку на срочную службу. Уже год молодой человек страдает от язвы двенадцатиперстной кишки. С этим диагнозом не служат срочную. У него есть все подтверждающие документы, однако военком считает, что парень сделал себе липовые справки. Военком Виктор Нечипоренко осыпает молодого человека оскорблениями, издевается и требует провести ФГС (фиброгастроскопию) у него на глазах. В распоряжении наших красноярских коллег из NGS24.RU есть аудиозапись их разговора. Подробности — в их материале.

Игнорируют период призыва

Обратившийся к нам молодой человек попросил не раскрывать его личность. Назовем его, допустим, Константин.

Константин всю жизнь живет в Красноярске и активно участвует во всевозможных прогосударственных общественных мероприятиях, в том числе патриотических. В 2020 году он окончил колледж, дальше работал и параллельно учился заочно в вузе.

Константин трудится в сфере, работники которой по закону должны получать повестки не в привычное для всех время, а только с 1 мая по 15 июля. Едва молодой человек устроился на первую работу в 2020 году, как его работодатель направил соответствующие документы в военкомат, они и сейчас есть в его личном деле.

Однако в ведомстве как будто проигнорировали этот факт. Все последние годы военкомат присылает ему повестки либо осенью, либо в начале апреля.

— Поскольку повестки приходили вне моего призывного периода, то я по ним не являлся. А в мой призывной период, с 1 мая по 15 июля, ничего не приходило, — рассказывает Константин.

Просыпался от резкой боли

Весной 2023 года у него начались острые боли в животе. В течение недели каждую ночь он просыпался от резкой боли. Парень обратился в свою поликлинику, но там запись к терапевту была только через две недели. А на обследования — еще дальше. Пришлось пойти в частную клинику.

Константин месяц провел на больничном и получил диагноз «язвенная болезнь двенадцатиперстной кишки». Копии всех документов есть в распоряжении редакции.

Согласно постановлению правительства РФ № 565 о военно-врачебной экспертизе (статья 58 расписания болезней), категория годности призывника с язвой ДПК может быть не выше «В». А с категорией «В» на срочную не призывают.

С язвой призывник может получить категорию не выше «В»

Нарушения и голословные обвинения

В феврале 2024 года Константин снова получил повестку из военкомата на начало апреля. Он пришел по этой повестке и принес свои медицинские справки. Но военком Советского и Центрального районов Красноярска Виктор Нечипоренко начал оскорблять парня и говорить, что справки поддельные. Дальше началось форменное издевательство.

— Он выписал мне штраф за то, что я не пришел по повестке осенью. А я не пришел, потому что это был не мой призывной период. Я не обязан был осенью приходить. Я нанял адвоката и начал обжаловать этот штраф в суде, — делится Константин.

Одновременно полковник выписал Константину направление в городскую поликлинику, чтобы там подтвердили или опровергли диагноз. Тут же военком указал дату следующей явки — 19 апреля.

— Это было нарушение со стороны военкома, — говорит адвокат Анжелика Балахашвили, — направить на дополнительное обследование может только призывная комиссия, если в медицинских документах призывника есть что-то, вызывающее сомнение. В документах моего доверителя никаких проблем не было. Военком Нечипоренко дал направление единолично и безосновательно, — считает юрист.

Она написала жалобу на действия военкома в военную прокуратуру. А прокуратура просто перенаправила вопрос краевому военкому Андрею Лысенко. Лысенко встал на сторону своего сотрудника и прислал отписку, что нарушений нет. Копии документов есть в редакции.

В это время Константин переехал в другой район города и прикрепился к другому военкомату. Однако Нечипоренко отказался передавать личное дело парня коллегам.

«Ты склонен к мошенничеству»

Параллельно молодой человек выполнил требование военкома и прошел обследование в городской поликлинике. Там ему опять сделали ФГДС и УЗИ и подтвердили язву (копии документов есть в редакции). 18 апреля в поликлинике сделали заключение и пообещали Константину, что отправят все бумаги военкому, как того требуют правила, но к 19 апрелю не успели этого сделать.

19 апреля парень явился в военкомат, как того требовал Нечипоренко. И на ровном месте получил порцию хамства и оскорблений. Разговор записан, ниже вы можете его послушать и прочитать расшифровку. Мы удалили лишь некоторые фрагменты разговора, где военком называл место работы Константина. Жирным шрифтом выделены слова молодого человека.

Разговор военкома с призывником

— Вот расскажи мне честно [почему не хочешь служить]?

Почему не хочу? Есть противопоказания.

— Какие у тебя были с 2019 года противопоказания?

Ну повестки вне рамок призыва…

— Еще раз, давай не ври. Вот не ври, понимаешь? Ты для меня негодяй, конченый. Вот для меня, человека, который 40 лет в армии служил. Который учился, был директором школы и так далее. Для меня ты конченый негодяй. Потому что ты склонен к предательству, ты склонен к обману, ты склонен к мошенничеству. Понимаешь?

Виктор Борисович, я вас услышал. Я сейчас ищу другую работу.

— Я задал вопрос, самый первый вопрос тебе. Почему в армию не хочешь? Ты не можешь как нормальный мужик ответить прямо, сказать: «Я ненавижу эту армию. Я ненавижу Россию», например, «Я боюсь армии. Я трус в душе». Ты же начинаешь что говорить?

Ну мое отношение еще не сформировалось.

— Еще раз повторюсь — сколько лет?

25 лет.

— В 25 лет я уже был капитаном, замкомандира батальона. Я вышел бы солдатом, если бы у меня еще мнение не сформировалось. <...> А так бы развалили всё, что можно развалить. И детей бы, извини, воспитали в духе «Взрывайте, блин, это чертовое государство», или путинский режим, как вы там будете рассказывать. Потому что ваше политическое кредо — оно не наше.

Виктор Борисович, я в комиссию вхожу избирательную [на выборах]. Поддерживаю действия президента.

— Слушай меня внимательно! У нас есть люди, которые поддерживают действия, но готовы всандалить в спину нож! А ты поддерживаешь эти действия на словах только ради того, чтобы, извини меня, занять пожирнее кусок, отхватить в этой жизни.

Я с вами здесь не соглашусь.

— Это ты можешь как угодно не соглашаться.

Но у нас диалог или… все-таки мы сейчас должны к чему-то прийти?

— Еще раз, я ни к чему не придираюсь. Я задал вопрос. Почему вы уклоняетесь от службы в армии?

Я не уклоняюсь.

— Еще раз, с 2019 года по 2024 год вы уклонялись. Дальше вы пошли, начитавшись… я даже смотрю, кто вам пишет ваши пасквили, я ее знаю, этого адвоката, тоже непорядочного, которая писала на меня жалобы, и ты уже с ней накатал [жалобу], это ее стиль. А меня и в Москве знают! [Пусть] хоть кто-то тут приедет и кто-то скажет, что он лучше образован, чем я! Ну вот хоть кто-нибудь вот из этих, кому вы пишете эти жалобы, [пусть] хотя бы один из них приедет и сможет со мной подискутировать. На любые темы.

Ну если вы хотите услышать мнение, я готов его высказать сейчас…

— Да мне ничего тут!

Тогда я не вижу смысла отвечать на какие-то вопросы. Я сейчас просто хочу разъяснить…

— А в отношении вас, вам задачу какую ставили?

У меня в поликлинику запрашивали, поликлиника должна была направить сегодня уведомление.

— Ничего не направила!

В поликлинике они вчера заканчивали [оформлять] документы, я не знаю, успели ли. Поликлиника должна была сегодня отправить..

— Какая поликлиника?

14-я.

— Ну идите, получайте.

Нет, они сказали, что они мне в руки не выдают, они курьером отправляют.

— Нет, идите, получайте, несите. У нас единственная только больница, которая не имеет права выдавать на руки и отправляет почтой, это психоневрологический диспансер.

Мне там отказались…

— Еще раз повторяю, слушайте внимательно. Есть законы, они написаны для всех. Есть закон по выставлению диагноза «язвенная болезнь». В этом законе написано, что конечным итогом, извините меня, является заключение, в котором написано, какие нарушения желудочно-кишечного тракта.

Виктор Борисович, я хочу просто объяснить, видимо, вам юристы неправильную информацию дали, вы ссылаетесь на устаревший нормативный акт 2012 года. В поликлинике посмеялись...

— Услышьте внимательно, посмеюсь я последним. Еще раз повторяю, тот нормативный акт, над которым они посмеялись… Это я посмеюсь над ними, потому что там конченые дебилы. Вот так вот им можешь передать. Потому что ты пошел, извини меня, вот в эту твою организацию, как она там называется? Пошел в «МедЮнион». Там тебе сделали липовую язву.

Виктор Борисович, если неинтересно послушать…

— Еще раз повторю, мне вообще неинтересно.

Ну а тогда зачем нам разговаривать?

— Иди, неси сюда то, что ты должен принести.

Я в связи с тем, что обратились в администрацию Советского района, вынужден менять место работы с сентября. Я переезжаю…

— Слушайте меня внимательно! Военный комиссариат по Свердловскому району находится в том же муниципальном округе, где и мы. С 1 апреля и на время периода призыва не меняются
военные комиссариаты.

Но он уже поменялся.

— Еще раз: не меняются.

Уже поменялся.

— Еще раз: не меняются.

[Мне в документах] поставили штамп, [мне пришло] уведомления из «Госуслуг»…

— Я сейчас вот на них буду писать докладную, что они нарушили.

Это ваше право.

— Естественно. Поэтому здесь вот будете выполнять все наши требования.

Ну ваши требования я уже не буду выполнять.

— Еще будете.

Нет.

— Пока личное дело здесь — будете.

Вы обязаны его отправить до 29 мая.

— Мне плевать на это всё. Можете идти дальше в прокуратуру вместе со своей Бахалашвили. Так. Повесточку дайте сюда.

У меня повестки нету, она в поликлинике. Мне повестку вообще не выдавали на сегодняшнее число.

— Молодец. Хорошо. Красавчик. Вот написано вам, что вы должны явиться.

Я явился.

— Вот вы явились. Вы должны были привезти медицинские документы.

Я ничего не должен был привезти.

— Выписываю уведомление на составление штрафа. Вы, кстати, штраф оплатили?

Нет, я его обжалую.

— Обжалуете? Великолепно. Выписываю еще одно уведомление на сегодняшний день. Понятно?

Смотрите, письмо было на главврача. Я не обязан работать курьером, возить документы.

— Великолепно. Обязан.

Ну, значит, будем развлекаться в Советском суде всё время.

— Конечно.

Ну грамотно бы еще составляли документы, было бы проще.

— Молодец. Давай. Всё, давай, забирай, спорить не о чем, да. Всё, давай.

После завершения разговора Константин поехал в поликлинику, объяснил ситуацию, получил все необходимые справки и тут же привез их военкому. Там было составленное по всем правилам медицинское заключение с подписями главврача, завотделением, врача, проводившего обследование (копия есть в редакции).

Нечипоренко посмотрел на подтвержденный диагноз и нашел новый повод придраться.

— Он потребовал, чтобы я еще раз прошел ФГДС в его присутствии, — объясняет Константин.

Военком хочет присутствовать при ФГДС

Разумеется, Константин не пошел сдавать анализы в компании Нечипоренко. Но он всё же сделал дополнительное страховочное ФГДС за свой счет с видеофиксацией. На кадрах четко видно рубец. Молодой человек приготовил эту запись на случай суда.

По поводу оскорблений Константин с адвокатом тоже написали жалобу в военную прокуратуру, приложили расшифровку, предложили предоставить полную запись. Но прокуратура снова перебросила проблему всё тому же краевому военкому Андрею Лысенко.

— Такая манера общения является для Нечипоренко нормальной и носит системный характер. Он так же общается со всеми, просто не все жалуются на это, — добавила адвокат Анжелика Балахашвили.

Корреспондент NGS24.RU пытался связаться с военкомом Виктором Нечипоренко, но он не взял трубку. Мы также направили редакционный запрос в краевой военкомат и опубликуем ответ, когда он поступит в распоряжение редакции.

Как вести себя в такой ситуации, нам рассказал председатель Военной коллегии адвокатов Москвы Владимир Геннадьевич Тригнин.

— Если в отношении гражданина имеются сведения в системе ЕМИАС (Единая медицинская информационно-аналитическая система), в электронной амбулаторной карте, то врачи в военном комиссариате могут вынести решение по имеющимся документам. То есть если язвенная болезнь подтверждена, то это основание для применения 58-й статьи расписания болезней. В случае если по каким-то причинам врачи не могут вынести решение, то они вправе направить гражданина на обследование. Если такое обследование пройдено и не один раз, то гражданину необходимо требовать принять решение на основании имеющихся документов. В том числе нужно обжаловать действия военного комиссара в суде. На мой взгляд, в данном случае нет оснований не доверять диагнозу и врачам. Это уже граничит с злоупотреблением должностными полномочиями, — сообщил нам Владимир Геннадьевич Тригнин.

Мы будем следить за развитием истории.

ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
ТОП 5
Мнение
Как в России в 90-е: гражданка Турции — о стремительном росте цен в ее стране и потере статуса бюджетного курорта
Анна Фархоманд
Мнение
«Работа учителя — это ад»: педагог — о причинах своего решения навсегда уйти из профессии
Ирина Васильева
тюменская учительница
Мнение
«Мы тоже люди»: сотрудница пункта выдачи — о штрафах за отзывы, неадекватных клиентах и рейтингах
Анонимное мнение
Мнение
Почему лучше успеть оформить загранпаспорт до 1 июля и как это сделать — советует юрист
Дмитрий Дерен
адвокат
Мнение
«Им без разницы, откуда прыгать»: ветеринар — о выпадении кошек из окон и стоимости их лечения
Алена Ситникова
Ветеринарный фельдшер
Рекомендуем